Впечатления от ЮАР: полное дерьмо… но с прекрасным розовым оттенком

Забавная штука. Мой сайт в первую очередь посвящен практическим аспектам путешествий — премиум-классам авиакомпаниям, лаунжам и отелям. Но – поди разбери – наибольший интерес вызывают статьи на второстепенные темы. Например, в прошлом году, по статистическим данным, самыми популярными статьями на сайте стали размышления о том, какие предметы можно пи*дить из самолета и отеля, а какие — нельзя, и нюансы перевозки ручной клади у Wizzair. Ну ладненько…

Некоторые читатели просят меня рассказывать о своих впечатлениях не только о самолетах и отелях, но и о посещенных местах. Иронично, потому что я совершенно не умею, да и не очень люблю писать об этом.

Так или иначе, последнюю неделю я провел в Кейптауне и его окрестностях, а потом в Претории. Для меня это первое путешествие в Южную Африку. Как часто бывает, оно было вызвано не желанием посетить страну, а логистикой построения авиамаршрутов. Я знаю, что многие в восторге от Кейптауна и считают его лучшим местом на земле. Обычно это верный признак того, что я останусь разочарован 😉

Итак, вот мои впечатления от Кейптауна и окрестностей, и от ЮАР в целом, в произвольном порядке.

Уродливый город, окруженный умеренно симпатичной, но не выдающейся природой

Я не буду делать глобальных выводов, потому что провел в Кейптауне всего три дня. Но этого вполне достаточно, чтобы составить мнение о том, хочется ли провести здесь больше времени. Нет, мне не хочется.

Возможно, восприятие места зависит от того, к чему привык человек. Например, жители маленьких российских городов будут с большей вероятностью довольны Москвой, чем родившиеся в Питере 😉 Я привык к эстетике (причем к настоящей,а не к инстаграмно-открыточной) и оцениваю посещенные места по высоким критериям.

Деловой центр Кейптауна и жилые районы, в которых я побывал, не имеют никакой красоты. Я не увидел ни одного симпатичного здания, ни одной симпатичной жилой виллы, ни одного парка, ни одной площади. Ни-че-го. По справедливости, я и не ожидал от Кейптауна рукотворной красоты.

А что насчет природы? Я съездил на несколько пляжей, включая знаменитый Boulders Beach c его пингвинами. Пингвины – трогательные существа. Я даже увидел, как трахаются пингвины. Быстро. Очень быстро. Пока я настраивал режим видео на камере, пингвин сделал свое дело и ушел в море. Действительно, пингвиньими колониями могут похвастаться лишь считаные места на земле. Но оценивать Кейптаун по наличию пингвинов – примерно то же самое, что считать город лучшим на земле из-за того, что в нем дает регулярные концерты Джеймс Блант. Поверхностный взгляд, но имеющий право на жизнь.

Другие пляжи, на которых я съездил, оказались неплохими. Белый мягкий песок, на котором так славно писать палочкой всякие глупости.

Лично мне мешал сильнейший ветер, который дул во время всего моего пребывания в Кейптауне; какими бы симпатичными ни были пляжи, мне не хотелось провести на них больше пяти минут и уж тем более купаться.

Как бы то ни было, если считать Кейптаун одним из лучших городов на земле на основании пляжей, то нет никаких причин не сказать того же самого, например, о Хихоне, Гданьске или Клайпеде. Они окружены куда более, на мой взгляд, красивыми и при этом (об этом чуть позже) доступными пляжами.

Кейптаун – дискретное направление, а я ненавижу такие

Сначала чуточку философии, которая объяснит мой взгляд на вещи. Для меня, привлекательность какого-то места на земле выходит далеко за рамки инстаграмного хайпа. Вдумчивые путешественники понимают, что реальность всегда отличается от того, что мы видим в туристических брошюрах или маркетинговых видео. И не только потому, что картинки – лишь обработанная версия реальности. Дело в том, что реальность выходит за грань квадратного инстаграмного поста… а на самом деле, лишь начинается за его пределами. Романтическая киношная история на самом деле не заканчивается хэппи-эндом и бегущими на экране титрами; на этом месте история только начинается, но она слишком скучна, чтобы показывать ее зрителям.

Например, я восторгаюсь красотой Сибири из иллюминатора… но в реальной жизни это холод и отсутствие инфраструктуры. Все мы знаем, как «красива» Тоскана с ее кипарисами и виноградниками, но на рекламных картинках и в глянцевых журналах вы не увидите стоящих по обочинам дорог румынских шлюх, толпы туристов и задранные цены.

Чтобы наслаждаться каким-то местом, необходимо, чтобы мне нравилось в первую очередь то, что находится за пределами видоискателя моей камеры. В конце концов, я путешествую не ради туризма. Даже если предположить, что я в восторге от пляжей и других природных прелестей Кейптауна (хотя это совсем не так), мне нужно, чтобы к ним можно было легко и безопасно добраться, чтобы местное население было приятным, чтобы еда была вкусной, чтобы цены были разумными, чтобы климат был хорошим и так далее.

Подавляющее большинство мест в мире не предлагают (и не могут, и не должны!) полного комфорта для каждого отдельно взятого человека. Я называю такие места дискретными: отдельный привлекательный аспект находится в диссонансе со всеми остальными и не вписывается в общую картину. Например, каким бы замечательным ни был пингвиньий пляж, это просто точка туристического маршрута. Я взял Uber из отеля на пляж, посмотрел, как трахаются пингвины, и поехал на Uber назад в отель.

Тем, кто занимается туризмом, это не помешает. В конце концов, весь туризм – дискретное занятие: добраться от одной достопримечательности к другой, не думая о том, что все настоящее находится как раз между ними. Но как вдумчивого путешественника, меня не заинтересовал Кейптаун.

ЮАР – одна из редких стран, где я не чувствую себя в безопасности

Я совершенно комфортно чувствую себя в местах, куда боятся ездить многие люди (ну, используя здравый смысл; я не езжу в Сирию или Центральную Африку). Страна, где я не могу спокойно ходить по улице днем и ночью, где я должен опасаться за телефон в кармане, для меня просто не существует. Ни в одном месте на земле нет ровно никаких прелестей, которые могли бы оправдать чувство личного дискомфорта.

Конечно, я слышал о том, что ЮАР – небезопасное местечко, но относился к этому с долей скепсиса. Что ж, даже в относительно спокойном Кейптауне мне было некомфортно ходить по улицам или пользоваться общественным транспортом. Подчеркну, что это всего лишь мое личное ощущение, но в конце концов только личные ощущения каждого человека и имеют значение.

Считайте это предрассудками, но я не хочу оказаться единственным белым человеком в окружении целого квартала мощных африканцев, круглые сутки занимающихся loitering‘ом на улицах города; мне было реально страшно смотреть на улицы Кейптауна из окна Uber, которым я в эти дни пользовался так часто, как никогда в жизни. Я даже не смог заставить себя воспользоваться поездом, чтобы добраться до Boulder’s Beach. Пожалуй, это первый случай в жизни, когда я трусливо променял общественный транспорт на дорогущий Uber (при этом уже купив заранее билет на поезд).

Думайте, что хотите. Мне было страшно или, по меньшей мере, дискомфортно. Принимать такой дискомфорт в путешествиях – значит соглашаться на дискретный характер места (см. предыдущий пункт). Если я живу в хорошем отеле и хочу вечером пойти в хороший винный бар, но опасаюсь преодолеть расстояние между ними пешком, значит я ограничиваю себя туристическим экспириенсом и пропускаю самое интересное, что есть в путешествиях. Это не имеет смысла.

Небезопасность ЮАР сделала для меня дискретность этой страны еще и географической.

В ЮАР классные и дешевые вина, а Stellenbosch – фанастическое направления для алкотуризма

Это лишь очередное доказательство дискретности, но – отходя от собственных принципов – я готов принять алкогольную дискретность Кейптауна 😉

Во-первых, в ЮАР умеют делать по-настоящему хорошие вина.

Во-вторых, они доступны по ценам.

В-третьих, виноградники Stellenbosch (да и многих других винных зон, до которых я в этот раз не добрался) находятся на расстоянии нескольких десятков километров от Кейптауна, а значит в пределах покрытия зоны Uber.

Если бы не Uber, я бы наплевал на африканские виноградники. У меня нет никакого желания брать напрокат автомобиль в стране, где не умеют водить, да еще и не умеют делать это с левой стороны дороги. Велосипедные или пешие маршруты отсутствуют. Лишь Uber сделал для меня достижимыми винодельни Stellenbosch.

Ненавидеть ЮАР гораздо приятнее вот с таким видом, с бокальчиком розового и с пинотаж-бургером.

Некоторые вина показались мне настолько хорошими, что не грех заказать их доставку в Европу. Многие винодельни предлагают такие услуги, и по вполне умеренным ценам.

Инфраструктура показалась мне приемлемой. Я ожидал худшего.

В ЮАР неплохие дороги, худо-бедно работает Интернет и худо-бедно течет из крана вода (хотя в стремлении экономить воду на фоне глобальной засухи даже в дорогих отелях в кранах поставлены рассеиватели, выдающие тончайшие струйки).

В городах и туристических местах за их пределами есть как сетевые (привет, Protea!), так и несетевые отели, некоторых из которых даже вызывают интерес. Авиаперелеты стоят разумных денег благодаря лоукостам Kulula и Flysafair, а Uber прекрасно работает не только внутри городов, но и за их пределами. Как я уже говорил выше, на Uber можно спокойно добраться из Кейптауна до любых близлежащих виноградников, а также между Йоханнесбургом и Преторией.

Я заранее приношу извинения за предрассудки, но я до этого не был в Африке и представлял себе намного больше бытовых неудобств. В реальности, путешествие по крупным городам и туристическим местам оказалось достаточно комфортным.

Дискомфорт проявлялся в мелочах, с которыми, конечно же, можно мириться, но которые четко указывают на место ЮАР в мировой иерархии.

Например, между Йоханнесбургом, Преторией и аэропортом курсирует скоростной современный поезд Gautrain. Безопасный способ передвижения! Высокие цены служат как фильтр от нежелательных криминальных элементов, а по вагонам на всякий случай взад-вперед ходят сотрудники безопасности. Но центральный проход между сиденьями в вагоне настолько узкий, что не позволяет провезти чемодан. Напоминаю, что речь идет о поездах, идущих в аэропорт. В том же поезде ручка на спинке кресла, за которую можно схватиться, двигаясь по вагону, монолитная, без отверстия внутри. Вот как предполагается держаться за такую ручку?

Или, например, в Претории я съездил в Freedom Park — мемориал, посвященный истории ЮАР и всем невзгодам этой страны, ее культуре и наследию. Он включает огромный музей и любопытную территорию на открытом воздухе с прогулочными дорожками, вечным огнем и видом на Преторию с вершины холма. Мощный проект, на который ушло много усилий, времени и средств. При этом информационные таблички в музее либо написаны белым шрифтом на стеклянном фоне, либо черным шрифтом на черном фоне. Вид с панорамной площадки на город заслоняет куст. Карты и указатели неинтуитивны, видеоинформация подана вроде бы и на английском языке, но не понятно ни слова.

Везде халтура. Причем скорее всего речь идет не об осознанной халтуре, а об особенностях культуры. Что ж, мне не интересна халтурная культура, поэтому ЮАР как направление для путешествий для меня закрыто.

Как направление для дегустации вин во время пересадки, чтобы воспользоваться ошибочным тарифом — другое дело. Для этого у меня и Египет открыт 😉 Что уж там гнушаться Южной Африки…

Ну а теперь я готов послушать тех, кто считает, что ЮАР — лучшее место на земле.

BoardingArea